January 6th, 2013

le_trouver

Не спится.

Написал тут в Спортлото die Welt, собрал дюжину лайков от таких же, как я, терпильцев счастливцев.



Безрадостно это все, конечно, безрадостно и безнадежно.

Ни Локк, ни Вольтер так себе это не представляли. Увидели бы -- плюнули б с досады и умерли обратно.
le_trouver

Поразительно ведь,

тринадцатый век был веком натиска басурман на Восток Европы  -- Русь, Польшу, Венгрию -- и освободительного натиска на Европы дальнем Западе -- в Испании!

В 1212 при битве при Лас Навас де Толоса объединённые силы Кастилии, Арагона и Наварры одержали решающую победу над войсками Альмохадов (в середине XII века вытеснивших из Испании Альморавидов). В 1236 кастильцы взяли Кордову, в 1248Севилью; в 122935 Арагон отвоевал Балеарские острова, в 1238Валенсию; португальцы освободили в 124950 территорию Алгарви (юг современной Португалии). К середине XIII века у мавров осталась лишь небольшая территория на юге — Гранадский эмират. На западе Реконкисту проводила Португалия (в 10951139 графство, номинально зависимое от Леона; с 1139 — королевство, в 1143 признанное независимым и Леоном).
 
взято куском из википедии.

le_trouver

Cочельник, православные!)

Originally posted by sokurs at Москва перед праздниками.
     Движение на улицах Москвы приняло в предпраздничные дни грандиозные размеры; густые толпы пешеходов и нескончаемые вереницы экипажей совершенно запрудили улицы; этому способствует и теплая погода (+2 по Реомюру).
На площадях, как будто по мановению волшебного жезла, возникли густые, зеленые еловые леса. Сердобольные мамаши в сопровождении детворы ходят от дерева к дереву и прицениваются. На гнедых, каурых заиндевелых лошаденках подмосковные мужички развозят елки по окраинам; густой смоляной запах тянется вслед за их повозками.
Магазины к праздниками разукрашены; у витрин – невероятная толчея; некоторые из фирм, в целях рекламы, инсценировали в витринах разные идущие и не идущие к случаю, картинки; так, в витрине одного из магазинов на Петровке — громадная фигура Гулливера, окруженная лилипутами; в карманах Гулливера, в руках лилипутов и на крышах лилипутских домиков рассованы продукты фирмы. В витрине одного из магазинов на Тверской изображен „северный полюс»...
В лавках и магазинах публики, пожалуй, еще больше, чем у витрин; идет отчаянный торг.
     — Разве это, гусь?—слышны негодующие крики.—Это не гусь, а чипленок! Тридцать копеек ему цена!
„Зазыватели“ работают тоже по совести, до хрипоты.
Но вокзалы побили рекорд многолюдства: ежеминутно вокзальные линии трамваев доставляют новые и новые толпы пассажиров, и поэтому в станционных помещениях, особенно около касс,—давка...
    — Да когда же это я в Дмитров-то попаду?—вопит какая-то баба на перроне.—Ни тебе—билета, ни тебе—поезда...
Уличное движение, разбегаясь по всем радиусам Москвы, достигает и больниц; от двух до трех часов дня в больницах—время свиданий; в текущем году, в виду эпидемий дифтерита и скарлатины, наплыв посетителей особенно велик.
    — Доктор,—плачет женщина в приемном покое.—Хоть ради праздничка... разрешите шоколадку... больно девочка просила...
    — Нельзя,—разводить руками доктор.
Скорбные фигуры посетителей прибывают; кто-то тащить маленькую елку...
Рождество – везде.

"Столичная Молва"  6 января 1913 (24 декабря 1912) года.

Взято со Старости.ру