July 25th, 2017

le_trouver

Великий символизм

заключается в том, что с православным священником о. Георгием Гапоном расправился в 1906. Пинхас Рутенберг, еврей не просто этнический, но, впоследствии и по отказу от собственных социалистических идей, добровольно и осознанно вернувшийся в самый ортодоксальный иудаизм.

Вынужденный отправиться в эмиграцию, Рутенберг поселился в Италии. Он отходит от политической деятельности, сосредотачивается на инженерной работе и осваивает гидротехнику. Тогда же он впервые обращается к специфическим еврейским проблемам и приходит к выводу, что они могут быть решены только путём национальной организации еврейского народа. Он вернулся к иудаизму, выполнив по собственной инициативе средневековый суровый обряд покаяния отступника (39 ударов плетью на пороге синагоги, шрамы у Рутенберга остались на всю жизнь, и он ими гордился)
le_trouver

Читая жизнеописания

деятелей революционного движения в России начала 20. века, поражаешься только одному - мягкости Государя Императора.

Ведь почти 100% агитаторов и пропагандистов были в разное время разоблачены и арестованы. Перевешать их не составляло никакой технической проблемы.

А царская власть и в десятый раз задержав их ин флагранти ссылала их в охотничьи угодья.

Суд происходил в ноябре 1903 года в Одессе, Школьник и Шпайзмана обвиняли в распространении нелегальной литературы, издании социал-демократической газеты «Искра» (к чему они были непричастны, так как состояли в партии эсеров, а не эсдеков) и подстрекательстве к бунту. В качестве улик, в том числе, рассматривались личные письма Школьник, написанные ею в возрасте 16-ти лет. Усилиями адвокатов Школьник и её товарищи были приговорены к сравнительно мягкому наказанию — лишению всех прав состояния и отправке на поселение в Сибирь. В ссылке Школьник жила в селе Александровское.

Однако важные политические события — начало русско-японской войны, убийство Плеве и Кровавое воскресенье — не давали Школьник покоя, и вскоре она решила бежать из ссылки. В этом намерении её поддержала семья Гольдманов, которые тоже были в ссылке и тоже собирались бежать. В начале марта 1905 года Мария, взяв с собой маленького сына Гольдманов, чтобы не вызывать подозрения у жандармов, добралась до Вильно. После этого Мария решила отправиться в Женеву, где находились в то время лидеры Боевой организации эсеров.