December 24th, 2019

le_trouver

Фрагмент произведения.

Самый Родной и Любимый стоял над ним лишь немного дальше, чем мог бы Aбакумов достать протянутым кулаком, и следил за каждой черточкой министра, как он поймет эту шутку.

Не смея встать и не смея сидеть, Абакумов чуть приподнялся на напряженных ногах, и от напряжения они задрожали в коленях:

- Товарищ Сталин!.. Так если я заслуживаю... Если нужно...

Сталин смотрел мудро, проницательно. Он тихо сверялся сейчас со своей обязательной второй мыслью о приближенном. Увы, он знал эту
человеческую неизбежность: от самых усердных помощников со временем обязательно приходится отказаться, отчураться, они себя компрометируют.

- Правильно! - с улыбкой расположения, как бы хваля за сообразительность, сказал Сталин. - Когда заслужишь - тогда расстреляем.