Category: общество

le_trouver

1.606.748

gulag

1.606.748 человек это всё население такого современного российского города, как Новосибирск.
le_trouver

Армянки лучше, чем грузинки.

Удивительно: сколько не было у меня знакомых дев грузинского происхождения, ни одна мне не понравилась на вид.

Армянки - нравились и многие.

А, ведь, это, а, ведь, это - два народа - два соседа.
le_trouver

Стоять в очереди - бремя, знак и символ бедности.

Бедный всегда стоит - за хлебом, за водкой, за концертом, за дискотеком, за ночным клубом, за самолётом, за врачом, за пенсией, за надбавкой, за справкой, он стоит, ждёт, томится и мучается переминаясь, злясь и потея в обществе таких же, как он, бедолаг.

Богатый внешне неотличим от бедного. Богатый может носить те же джинсы, что бедный, ту же майку, ту же ручную кладь, но у него совсем другая духовная физиономия - не потливая, не скорченная, не обозлённая и не униженная ожиданием.

Он проходит без очереди на вип, легко, мнгновенно, без раздумий, на автомате - просто положив за это монетку.

Как пятачок в турникет советского метро образца 1984. года.
le_trouver

Когда ватнюки "критикуют" гермашу,

(ну, якобы туристы или шпэти), они никогда не касаются инородцев. Предметом нападок являются всегда только местные, этнически германские, немцы, которые якобы проявили по отношению к ним хамский нрав, а то и расизм, переходящий в нацизм, который ватнюки всюду резко обрубают, гаркнув слово "Сталинград" (это типа пароля или заклинания, производящее на немцев, по убеждению ватнюков, магическое устрашающее действие, которое деморализует фашиста и парализует его одновременно).

Ватнюки и сюжеты их шпаргалок застряли в мировосприятии четверть века назад, замшели там и трупно гнойно завоняли.
le_trouver

Керченский пролив.

5 декабря 1936 года «Комсомол» вышел из грузинского города Поти в бельгийский порт Гент с грузом марганцевой руды в своё последнее путешествие. Предполагалось, что рейс станет последним в году.

Вечером 13 декабря под британским флагом к судну приблизился итальянский крейсер и сигналами запросил информацию о содержимом груза и месте назначения. Получив ответ, отошёл.

На следующий день в сторону теплохода прогремел предупредительный залп из орудий испанского крейсера «Canaris», находящегося с правого борта от «Комсомола». Последовал сигнал «покинуть судно». Экипаж начал готовиться к эвакуации; в это время фашисты отправили шлюпку с вооружённой группой. Немецкий офицер, прибыв на борт, поставил караулы и организовал проверку теплохода. Не интересуясь грузом, они конфисковали корабельные и личные документы. Под угрозой расстрела экипажа последовал приказ явиться на «Канарис».

Команда из 36 человек погрузилась на шлюпку, последним из которых садился Мезенцев. При прибытии моряков на крейсер их выстроили и подвергли досмотру. Вскоре «Канарис» расстрелял осмотренный корабль, а команда была отправлена на гауптвахту.

При потере контакта с судном правительство СССР предположило о гибели экипажа при обстреле судна. 14 декабря в 17 часов вечера удалось связаться с бельгийским пароходом «Президент Франк Жуи» — с него передали о возможном спасении моряков. Несмотря на это, информация о смерти стала официальной версией. 20 декабря в прессе появилась новость о потоплении теплохода; судьба людей выяснялась.

В казематах «Канариса» они пробыли 8 дней, после чего пришло распоряжение о смертной казни. Несмотря на вынесенный смертный приговор, фашистский лидер Франсиско Франко сменил наказание на 30 лет лишения свободы. На суше команда прибывала в тюрьме города Пуэрто де Санта-Мария, где подвергались побоям и допросам. Команде теплохода «Комсомол» пришлось пережить инсценровку расстрелов. В апреле 1937 года представляющее Италию посольство в Москве сообщило о факте интернирования моряков на территории франкистской Испании. Начались длительные переговоры, в ходе которых Международной организацией Красного Креста были освобождены и доставлены во Францию первые 11 заключённых, включая Мезенцева. В Советском Союзе об этом узнали 3 октября, а 17 на теплоходе «Андрей Жданов» заключённые вернулись в Ленинград.

Все члены экипажа впоследствии были освобождены и вернулись в СССР. В ноябре были амнистированы ещё 18 человек, а оставшимся пришлось отбывать наказание почти 3 года. За проявленное мужество орденами и медалями были награждены капитан Георгий Мезенцев, старший механик Фёдор Дрен, будущий знаменитый писатель Ивана Гайдаенко и многие другие.

После плена несколько моряков продолжили службу в гражданском флоте, а Владимир Подгорецкий, Василий Фомин, и Василий Титаренко записались добровольцами в 12-ю интернациональную бригаду и встали на оборону Мадрида. Штурман Дымченко поступил на службу в Военно-Морской Флот.
le_trouver

В духе постов Зины Корзины

безымянный, всегда остававшийся за кадром и ни разу не произнесший слова по телефону, но исправно плативший алименты отец Антона и бывший муж Оли Ивановой из "Зимней Вишни" - это тип Афанасия Тоцкого из "Идиота".